В 2010 году Максим Замалеев и Вячеслав Заикин создали портал «РЕЧФЛОТ 63», чуть позже — одноименный паблик вконтакте. Авторы пропагандируют любовь к речным круизам и упрощают жизнь тысяч любителей отдыха на Волге. Поговорили с Максимом о создании интернет-ресурсов, публикации диких историй на Волге и любви к самарскому судоходству.

Про любовь

Я родился в Сызрани и жил в доме сотрудников сызранского речного порта — моя мама там работала. С четырех лет она брала меня на теплоходы, так как для работников речпорта путевки были почти бесплатными. Так что круизы у меня в крови, я болен этим видом отдыха.

Раньше, когда открывали навигацию, мы с друзьями специально выезжали на пригородном флоте в Рождественно, чтобы посмотреть на открытие навигации, а каждую зиму ходили в затон, куда заводят теплоходы после окончания сезона. Сейчас я тоже хожу провожать круизные суда: теплоходы гудят, люди плачут. Команда расстается с береговой службой до следующего года, иногда приходят прощаться туристы — у меня всегда от этого мурашки по коже. Даже песня есть такая — «Как провожают пароходы? Совсем не так, как поезда».


МАКСИМ ЗАМАЛЕЕВ

Я очень люблю круизы. В морском, правда, ни разу не был, зато ходил по Дунаю, а на круизной карте в европейской части России у меня остался неосвоенным только один небольшой участок. Меня спрашивают, зачем я хожу в Казань, Саратов или Волгоград, если был там сто раз. Но я делаю это не ради городов, а ради отдыха на Волге, ради движения по воде. Могу в пятницу узнать о круизе выходного дня, собрать рюкзак и поехать. Мне нравится ходить на разных судах: на омике — созерцать, на «Восходе» — скорость ловить.

Одно время я сам работал директором круиза и методистом на круизных теплоходах и смог увидеть ситуацию с другой стороны — как сотрудник судна, а не как турист. На этой работе меня все радовало. Единственный минус в том, что занятость не постоянная, а сезонная — так что работу в итоге пришлось сменить.

Про проект

В какой-то момент я понял, что у Самары нет онлайн-площадки, которая бы специализировалась на освещении речных круизов и работе водного транспорта: чтобы найти информацию о таких перевозках, приходится прыгать по разным сайтам. При этом отдых на воде у самарцев в крови — так исторически сложилось, и я считаю, что нужно популяризировать круизный туризм, объединять волжан.

В феврале 2010 года мы с Вячеславом Заикиным создали портал «Речфлот 63». Регистрация домена обошлась в копейки, все остальное мы сделали на энтузиазме — придумали наполнение сайта, структуру. Наш знакомый помог разработать и нарисовать логотип.


слева — вячеслав заикин, справа — максим замалеев

Портал организован как форум, где пользователи обмениваются мнениями, фотографиями, оставляют отзывы о путешествиях на теплоходах и работе круизных компаний. Те, кому лень регистрироваться, просто читают сайт — у нас ведь все разделы открыты.


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА «РЕЧФЛОТ 63»

Проект изначально никак не спонсировался и не был коммерческим — сотрудничество стало платным примерно через год. Мы создали для каждой круизной компании свой раздел, где туроператор мог сам размещать акции, расписание и цены на путевки. Некоторые интегрировали в наш портал свою систему бронирования — то есть, туристы могут забронировать себе круиз прямо на форуме.

Через год или два у нас появился одноименный паблик вконтакте. Там мы пишем про экологические акции, субботники — я понимаю, что это не наша тематика, но с грязной Волгой мы далеко не уедем. Еще размещаем предупреждения от МЧС, информацию о горящих круизах — я ведь понимаю, что круизный отдых — недешевое удовольствие.

Я думал, что зимой посещаемость паблика будет проседать, но нет. В холодное время года тоже есть о чем писать: летняя навигация закончится, начнется подготовка к зимней. Будет меньше постов про круизы, но начнется раннее бронирование на следующий год. Людям все это интересно — они уже сейчас выбирают, куда отправятся в будущий отпуск.

На портале есть реклама, иногда она появляется и в паблике. Реклама дает небольшой дополнительный заработок, но форум и паблик изначально были нашим хобби, и до сих пор им остаются.

На сайте около 1500 пользователей, а в паблике больше 6000 — эти ресурсы дополняют друг друга. Мы не раскручивали ни тот, ни другой и никогда не задумывались о количестве подписчиков. Нам было интересно наблюдать, как увеличивается аудитория, но мы не проводили аналитику, чтобы выяснить почему.

Про наполнение

Мне задают много вопросов о круизах, я на все отвечаю. Подписчики, которые еще не были в речных путешествиях, — мои любимые. Они ничего не знают, им все интересно. Когда туристы возвращаются и с открытым ртом рассказывают о путешествии, заявляют, что отправятся еще, я понимаю: свою миссию по популяризации речного туризма я выполнил.

Еще мы популяризируем работу в речном флоте, публикуем посты о дне открытых дверей в речном техникуме — половина жителей самары и области вообще не знает о его существовании. Рассказываем о регатах, чтобы продвигать парусный спорт. Как бы пафосно это ни звучало, он — часть патриотического воспитания молодежи, о котором сейчас забывают. Сегодня все держится на чистом энтузиазме людей, которые влюблены в реку и в свою профессию.

Все фанаты речного флота любят фотографии теплоходов — даже специально узнают о необычных судах, которые могут оказаться на Волге, чтобы сделать снимки. Через Самару иногда проходят военные или морские суда, которые человек может никогда и нигде больше не встретить. В паблике мы тоже такое выкладываем — правда, сейчас фотографировать теплоходы стало сложнее из-за забора, который установили на речвокзале. Я недавно был в Питере — на Неве заборов нет, теплоходы можно потрогать рукой. Разве там менее опасно? Наоборот — больше людей, больше судов.

Для любителей речной фотографии появление забора очень критично — вид совсем не тот. А некоторые хотят просто сфотографировать прибытие родственников из круиза. При этом объекты речной инфраструктуры попадают в кадр, и вас может поймать полиция — существует закон о транспортной безопасности. Я все время хожу с паспортом, потому что ко мне уже подходили, задавали вопросы и пробивали по базе. Один из полицейских, правда, посоветовал мне самому подходить к правоохранителям и сообщать о съемке, чтобы не было проблем.

У людей сложилось впечатление, что вконтакте мы являемся официальной группой Самарского речного пассажирского предприятия, потому что у них нет своего паблика, только твиттер. Нам пишут все жалобы и вопросы — о проблемах в расписании судов, например. Если на речвокзале всего один омик и кто-то в него не помещается, вся грязь льется на нас. Мы всегда отвечаем на это спокойно — я понимаю, что у людей кипит. Если кто-то хочет жаловаться, мы даем номера СРПП, их почту.

Когда нужно, мы сотрудничаем с СРПП по своим каналам, уточняем актуальную информацию, копируем что-то в нашу группу — занимаемся информированием населения. Я знаю, что паблик читает руководство СРПП, но между нами нет никакого договора.

Про проблемы

Люди постоянно сталкиваются с проблемами на переправе с Ульяновского спуска. Там работают частные перевозчики, и они все время меняют стоимость проезда. Все жалобы снова к нам: почему не та цена? На пароме еще и ограничение по спасжилетам, а преимущество дается автомобилистам — то есть сначала заезжают все машины, а потом тебе может не хватить жилета, и ты останешься на берегу.

Иногда прямо с причала нам могут начать писать в группу, что теплоход кого-то не забрал, потому что перегружен. Скорее всего, это действительно так: при перегрузе судно может утонуть, а капитан несет ответственность за пассажиров, поэтому сажают строго определенное количество людей. Но надо понимать, что обязательно вывезут всех, пришлют дополнительный транспорт. Ни разу не было, чтобы кого-то оставили ночевать в Ширяево. А люди устраивают истерику.

Каждый год, когда закрывается судоходство — омики уже не могут ходить, а воздушные подушки еще не начали, — у людей с Прорана и Рождествено начинается паника: ребенок в школу не пошел, кто-то на работу не смог уехать. Можно перебраться на Ульяновском спуске, но эта переправа работает неофициально. Весной, когда сходит лед, та же ситуация и те же вопросы.

Многие просто невнимательно читают информацию на сайте СРПП и спрашивают у нас в паблике одно и то же. Из вечного: можно ли ездить на «Восходе» с велосипедом. Всегда было нельзя, и сейчас тоже. На омике можно.

Истории всегда одни и те же: дети весной уплыли на льдине — залезли, льдина откололась и поплыла. Этой весной оторвало дебаркадер от ЦСК ВВС — его три судна ловили, поймали в районе речного вокзала. По НТВ тогда полную ахинею несли: что оторвалась «Старая пристань» на Ульяновском спуске с пассажирами, которые там ели. Я им много писал, ругался, но новость не убрали. Флот по весне уносит очень часто. Два года назад унесло баню, люди вызывали катер, чтобы ее поймать.

Оценивая работу речного флота, нужно всегда понимать, что это очень тяжелый труд. Некоторым кажется: если ты работаешь на воде — ты на расслабоне. На самом деле речники начинают навигацию в апреле, а заканчивают в ноябре, и это очень напряженный период. Они работают сверхурочно вдали от дома и семьи, совмещают несколько должностей, причем за небольшую зарплату. С каждым годом проблем с кадрами все больше, а желающих работать все меньше.

Три года назад в Самаре возобновили работу скоростного флота. «Восходы» были на консервации десять лет, и хорошо, что их не продали на металл в Китай. Были еще «Метеоры» — но их продали в Питер, где они успешно работают.

У нас острая нехватка флота, нам бы еще «Метеор» и три омика или «Москвы». Но СРПП — госпредприятие, и у него вечная нехватка финансирования. Так что восстановление «Восходов» — это уже большой шаг для пассажирских перевозок в Самаре. Если парк судов будут обновлять, а сами суда — своевременно ремонтировать, у нашего речного флота есть будущее

Комментарии:

382   9
Герои
1167   7
Герои
833   2
Герои