Организаторы роад-шоу «Ночи над Волгой» в рамках своего проекта объехали 10 волжских городов: в каждом они устроили встречу, посвященную теме жизни на Волге и проблемам ее развития. 12 июля «Ночи» приехали в Самару и собрали городских активистов. В дискуссии участвовали организатор роад-шоу Елена Филиппова, основатель «Эстетики сломанных скейтбородов» Саша Джеймс, редактор сайта «На набе» Любовь Саранина и главред сайта «Большая Деревня» Полина Накрайникова.

Елена: Как вы думаете, стоит ли привлекать молодежь в Самару? Это нужно самому городу?

Полина: А в каком-то городе отвечали нет?

Елена: Такого ответа я не получала — но иногда регион может быть не готов принимать у себя туристов.

Саша: Проблема в другом: в Самару нужно не привлекать молодежь, а удерживать ее здесь. Люди с амбициями в 90% случаев уезжают из регионов: кто хочет денег, — в Москву, кто хочет творческой реализации — в Питер.

Я занимаюсь музыкой и организацией концертов, и могу сказать: в нашем городе очень много проблем с арт-сценой. Когда последний раз вы были на концерте небольшой группы где-нибудь в «Подвале»? Когда вы ходили на спектакль маленького независимого театра? И есть ли у нас место, где может выступить, допустим, психоделическая команда? Не просто хипстеровка эта, а что-то более неформальное?

Елена: А как это связано с моим вопросом?

Саша: Смотрите, вот есть у человека небольшой театр. Где ему организовывать выступления кроме пары кафе? У моих знакомых есть небольшая труппа — и с самого момента основания они находятся на грани закрытия, к ним не ходят даже знакомые. Людям не хватает поддержки.

Елена: Вы говорите о том, что в городе сложно развивать свое дело, и люди, потерпев неудачу, стремятся уехать из Самары?

Саша: Речь о том, что никто не хочет поддерживать даже близких людей. Музыканты не ходят ни на какие концерты, кроме своих, театралам не интересны постановки коллег — всем плевать на то, что делают другие. И все говорят: «Ну блин, ко мне не ходят. Поеду в Питер, там много людей».

Елена: То есть люди ищут площадки, где искусство более развито.

Саша: У меня сложилось мнение, что в Самаре все должно быть тематическим и обязательно масштабным: если смотреть на те же музеи, то чего-то совсем неформального там не встретишь.

Любовь: Но в городе была квартирная триеннале, где каждый мог создать выставку в собственной квартире.

Саша: Ну а сколько таких мероприятий проходит каждый месяц? Причем разноплановых, а не повторяющихся фестов вроде «Груши» и «Барабанов мира».

Елена: Из ваших слов я поняла, что в Самару нужно привлекать молодежь и в городе есть желание что-то создавать. Перейдем к другой теме: сейчас вы пережили чемпионат с его бешеным наплывом туристов. Как вы думаете, чего не хватает городу, чтобы такое количество приезжих стало нормой?

Саша: Мне кажется, у города должно быть свое лицо

Любовь: У города должен быть актуальный бренд — об этом говорила еще маркетолог Лена Лукина. Сейчас у города нет единого позиционирования, а гео-брендинг в Самаре не работает: сперва вроде решили, что Самара Космическая, но потом оказалось, что об этом никто не знает. Среди самарцев также сильно ощущение, что мы — город на Волге. Но Волга есть и в Нижнем Новгороде, и в Казани, эта тема актуальна для большинства городов у реки, поэтому не может быть только самарской. Пока у Самары не появится единый бренд, мы так и будем кидаться от ракеты к реке.

Елена: В рамках роад-шоу мы объехали много волжских городов, и знаете, к большому сожалению, ни у одного из них нет целостного образа, который можно было бы продвигать. Разве что чуть-чуть у Казани, но и там есть к чему стремиться. Что еще в Самаре препятствует развитию туризма — почему люди не знают о том, что тут классно и не собираются сюда приезжать?

Саша: Давайте я лучше расскажу, как люди узнают о Самаре — на примере «Подполья». Это бренд уличной одежды, который развивает вокалист группы WLVS — топовой андеграундной российской команды. Они не вылезают из туров и в каждом городе рассказывают о Самаре — таким образом они создают истинное лицо города и справляются с этим лучше, чем крупные фестивали.

Елена: Я вижу вашу боль, — вам очень не хватает городской среды, которая позволила бы выживать андеграундным группам и малым сообществам. Но мне кажется, в Самаре с этим не самая плохая ситуация. Давайте финальный вопрос: к вам приехали друзья из, допустим, Владивостока. Вы, конечно, сразу отведете их на набережную. Чем вы еще предложите им заняться в городе, чтобы они могли почувствовать Самару так же, как чувствуете ее вы?

Полина: Прогуляться по центру и по районам с прекрасными самарскими панельками, в которых выросла половина города. Выпить кружку пива на «Дне».

Елена: Моя команда говорит, что «Дно» уже не то.

Саша: Вообще не то

Полина: Но не сходить туда как-то даже немножко стыдно. И наверное, нужно зайти в «Ветерок», который стал новой достопримечательностью Самары после чемпионата, а после погулять по Ленинградской

Саша: Зовите экзорциста! Какой «Ветерок»?

Полина: Так, а куда бы ты повел? На «Подполье-фест», который состоится только в августе?

Любовь: Я люблю лицо старой Самары — особняки и усадьбы. У нас есть деревянная Самара, за которую борется одно сообщество, и есть купеческая Самара, за которую сражается другое. Круто, что в Самаре встречаются разные эпохи и город проживает их одновременно. И знаете, наверное, то, что у Самары нет одного лица, не так плохо — сейчас у нее бесконечное количество лиц, каждое из которых по-своему прекрасно.

Елена: Согласна, мне кажется, бренд какой-либо территории не должен упираться в одну точку. Та же Самара Купеческая — позиционирование, у которого быстро найдется потолок. Здорово, что лицо города меняется, но все равно нужно искать собственный бренд — что-то емкое, всеохватывающее, примиряющее панельки с особняками, — и Самаре еще предстоит его найти.

Комментарии:

500   0
Герои
858   1
Герои
877   6
Герои