Ariocarpus lloydii

Ariocarpus fissuratus

В. Габерманн «Кактусы» —77, 1, 7-10

Примерно в середине прошлого века доктор Энгельман исследовал растения, привезенные участниками геологической экспедиции Эмори с американско-мексиканской границы. Его внимание привлекли своеобразные кактусы, собранные в долине реки Рио-Гранде-дель-Норто в области Биг-Бенда. Подобных растений Энгельман еще не видел, хотя уже ряд лет занимался исследованием кактусов. К нему не в первый раз обратились за разъяснениями. Доктор Энгельман был немецким врачом переселившимся в Сан-Луис. Он славился своим пристрастием к ботанике, особенно к растениям из пустынь американского юго-запада. Американцы обязаны ему описанием многих кактусов, распространенных в Техасе, Нью-Мексико, Аризоне и КалифорнииУпомянутые растения Энгельман сначала принял за маммиллярии, и в 1856 г.опубликовал их описание под названием Mammillaria fissurata,однако уже в 1856 г. он перевёл растения в род AnhaloniumLem. и они стали называться Anhalonium fissuratum. Этот род Лемер описал в 1839 г., но годом раньше Шайдвайлер установил род Ариокарпус, однако его предложение на некоторое время было совершенно забыто, поскольку Лемер тогда считался непререкаемым авторитетом. Только в 1394 г. Карл Шуман воскресил род Ариокарпус и перевёл в него рассматриваемые растения, которые теперь стали называться Ariocarpus fissuratus. Однако, таксономическая история вида на этом не закончилась.

В 20-х гг. нашего века род Ариокарпус изучал немецкий ботаник Альвин Бергер и пришел к заключению, что целесообразно выделить в отдельный род ариокарпусы с ареолами превращающимися в продольную бороздку из которой вырастает цветок. Этот род он назвал Роузокактус, в честь американского ботаника-кактолога Роуза. Так А. фиссуратус превратился в Roseocactus fissuratus (1925 г). Однако новый таксон не встретил единодушной поддержки. В это время Бриттон и Роуз занимались разработкой правильной систематики и номенклатуры, публиковавшейся в монументальном труде «The Cactaceae»,где за растениями было закреплено название Ариокарпус фиссуратус(1923 г.).

В 1946 г. Маршалл при ревизии рода Ариокарпус предложил включить А. фиссуратус в подрод Роузокактус, с сохранением родового названия Ариокарпус. Бакеберг полностью принял точку зрения Бергера и в его монографии и лексиконе фигурирует Роузокактусфиссуратус.

В конце 50-х гг. ариокарпусы очень подробно изучал американский ботаник Эдвард Андерсон. Он пришел к выводу, что выделение самостоятельного рода Роузокактус необосновано, и целесообразнее сохранять лишь род Ариокарпус, в который рекомендовал включить и растения рода Неогомезия. Буксбаум и Франк приняли эту точку зрения, о чем свидетельствует их публикация в «Die Kakteen» Крайнца, однако, подобно Маршаллу, они сохранили название Роузокактус для подрода. После того, как было доказало, что A. lloydii является лишь разновидностью А. фиссуратус, Андерсон и Франк обозначили первоначальное растение Энгельмана Ariocarpus fissurafus var. fissuratusи это, по-видимому, последнее слово таксономии.

Ariocarpus lloydii описал в 1911 г. Роуз. Бергер включил его в свой род Роузокактус, и Бакеберг сохранил название Roseocactus lloydii. Маршалл порекомендовал считать это растение разновидностью, и называть Ariocarpus fissuratusvar. lloydii. Такое название зафиксировано в публикации Крайнца. Обе разновидности действительно имеют очень много общих черт. Говорят, что существуют и переходные формы. У этих разновидностей очень похожи цветки и семена, а также сеянцы. Пыльца тоже практически одинаковая. Обе эти разновидности имеют одинаковые наборы хромосом, как по числу (11), так и по виду однотипных хромосом. Химический анализ показал, что они содержат одинаковые алкалоиды: горденин и N-метилтирамин. Все эти данные свидетельствуют об очень близком родстве обоих растений, и показывают, что их действительно следует рассматривать, как две разновидности одного вида.

A. fissuratus var. fissuratus отличается отчетливыми боковыми бороздками на поверхности бугорков, которые обычно имеют треугольную форму, и бывают сравнительно плоскими. Сама поверхность бугорков покрыта сетью бороздок. Основная область произрастания этой разновидности —долина Рио-Гранде-дель-Норте, западнее реки Пекос, т. е.территория западной части Техаса.

A. fissuratus var. lloydiiможно узнать по отсутствию боковых бороздок на бугорках. Сами бугорки ромбовидные и слегка сводчатые, их поверхность изборождена не так сильно, и разделена центральной бороздкой с ареолярной шерстью, которая обычно не доходит до конца заостренного бугорка. Это растение не такое плоское, как А.фиссуратус, а скорее полусферическое. Насколько можно судить по импортном растениям, на родине вар. ллойдии вырастает до больших размеров, чем вар. фиссуратус. Фрич писал, что во время путешествия по Мексике встречал необыкновенно крупные экземпляры A. lloydii var. mayor. Бакеберг описал Roseocactus intermedius неизвестного происхождения, который отличается от вар. ллойдии лишь тем, что у него центральная бороздка доходит до самого конца бугорка и целиком заполнена ареолярной шерстью. Здесь речь идет об очень изменчивом признаке, который не может служить основанием для выделения самостоятельного вида и даже разновидности, это всего лишь форма.

Вар. ллойдии отличается не только некоторыми морфологическими особенностями бугорков, но и местом произрастания, которое находится в мексиканском штате Коауила, т. е. южнее основной области распространения вар. фиссуратус.

Обе разновидности можно встретить, прежде всего, на хорошо дренированых известковых возвышенностях. Область произрастания характеризуется сухостью и теплом. Зима совершенно сухая, без морозов и осадков. Всего жарче в конце весны и в начале лета, я сам испытал в этих местах жару в 65°. В разгар лета с Мексиканского залива приходят тропические ливни, которые прекращаются в сентябре. Осадков сравнительно много — 250-260 мм, это несколько снижает дневную температуру. Это является основным условием вегетации ариокарпусов, которые «напившись» набирают бутоны для осеннего цветения.

Я уже ряд лет выращиваю на собственных корнях импортные экземпляры обеих разновидностей. По-видимому, им очень подходят условия теплицы на крыше, где большую часть года низкая относительная влажность воздуха, а летом температура часто доходит до 55-60°. В июле и августе поливаю растения, не жалея воды, зато остальную часть года растения могут оставаться без поливки. При выращивании растений на подвоях следует увеличивать поливку, соответственно требованию подвоя. Наилучшими подвоями для А.фиссуратус являются, по-видимому, гибридные эхинопсисы или Eriocereus jusbertii. Сеянцы растут очень быстро после прививки на перескиосис.

Перевод В. А. Титовой, Донецк.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *